Главная » Описание картин, Русская живопись » Московский дворик. Описание картины

Московский дворик. Описание картины

Василий Поленов. Московский дворик.
1878. Холст, масло. Третьяковская Галерея, Москва, Россия.

Это любимая картина многих поколений зрителей. Поленов изобразил типичный уголок старой Москвы – церковь Спаса на Песках, расположенную в одном из переулков близ старинной улицы Арбат. Эта церковь стоит и поныне, окруженная теперь совсем иной городской средой. На картине же мы видим характерную для XVIII – XIX веков застройку. Главной градостроительной единицей Москвы были не улицы и площади, а дом и двор. Старые московские особняки, занимая порой целые кварталы, были окружены садами с плодовыми деревьями и надворными постройками. Эти «дворянские гнезда» были моделью традиционного деревенского быта, поэтому Москву часто называли «большой деревней». Поленов создал образ, полный покоя и умиротворенности. Написанная яркими красками, картина утверждает радость повседневного бытия – «отрадное», по выражению художника Серова, и передает светлые чувства автора.

Cейчас, сегодня это место найти будет очень трудно, потому что этого дома и дворика уже не существует.

Поленовский московский дворик был написан в районе Арбата, в районе чуть выше, где сейчас находится кинотеатр «Октябрь». Т.е. ближе к «Смоленской». Василий Дмитриевич Поленов писал 23 июня 1877 года своему дяде Чижову, в доме которого жил уже три недели и занимался поисками квартиры в Москве: «Дорогой дядя, благодарю Вас за гостеприимство и т.д. Мое новое жилище очень неподалеку от Вас. Находится оно в Дурновском переулке между Новинским бульваром и Собачьей площадкой. Мой адрес: Москва, Дурновский переулок близ Спаса на Песках, дом Баумгартен».

И Собачья площадка, культовое место, и прочие арбатские переулки между Большой Молчановкой и самим Арбатом были сметены просекой Нового Арбата. Как раз между этой площадкой и Новинским бульваром и проходила Дурновская улица, ныне просто улица Композиторская. А рядом находился Дурновской переулок. Известный московский архитектуровед Мария Нащокина рассказывала, что этот дом был на месте нынешнего дома №17 по улице Композиторской. Сейчас это Трубниковский переулок, дом №5, который обозначается через дробь: 5/17. И вот №17 – это уже Композиторская улица, куда влились и Дурновский переулок и Собачья площадка. Композиторской же улица стала (и это очевидно) благодаря вот сестрам Гнесиным и одноименному училищу, плюс ко всему в этом же месте раньше располагался Союз композиторов.

И колокольня и церковь, изображенные на картине, сохранились, безвозвратно утерянным оказалось внутреннее пространство поленовского дворика. Исследователи творчества художника, к слову, замечают, что Поленов, очевидно, приблизил это пространство, что видно, в частности по первому варианту, где и церковь и колокольня были расположены несколько вдалеке. А приблизил архитектуру художник для того, чтобы придать большую торжественность и праздничность своей картине и сделать ее более явственной и читаемой. Тогда же видимо на картине появляется, то есть становится более виден и особняк, который, к сожалению, тоже не сохранился.

«Московский дворик» стал первой картиной, написанной Василием Поленовым по старомосковским впечатлениям; она была создана именно в то время, когда он переехал в Москву из Санкт Петербурга. И, кстати сказать, перебраться из Северной столицы поближе к Средней полосе художнику горячо рекомендовал Савва Иванович Мамонтов, который писал ему в письмах о том, что Москва может дать живописцу очень много художественного материала. Поленов приехал в столицу с мыслью писать картину «Пострижение негодной царевны», для чего он отправился на поиски квартиры, возможно – будущей мастерской. И так получилось, что первым, на что он обратил внимание, оказался вот этот вот московский дворик. Екатерина Васильевна Сахарова, дочь Василия Дмитриевича Поленова в своих воспоминаниях пишет, что ее отец вместе с товарищем Левитским прожил в этом доме на углу Трубниковского и Дурновского переулков около года, до лета 1878 года. Здесь Поленовым были написаны «Московский дворик» и «Бабушкин сад». Впоследствии сам художник вспоминал об этом времени так: «Я ходил искать квартиру. Увидел на двери записку, зашел посмотреть и прямо из окна мне представился этот вид, я тут же сел и написал его». Таким образом, Поленов написал первоначальный вариант «Московского дворика» в 1877 году, а уже впоследствии доработал его, «населил» людьми и несколько изменил композицию.

О персонажах картины стоит сказать особо. Мы видим на ней каких-то ребятишек, женщину, которая идет кормить кур с ведром воды, кричащего малыша. То есть, абсолютно обыденную, жизненную сценку, которая для тогдашней Москвы была более чем характерна (и не будем забывать, что у нас тут в полутора километрах – Кремль). А для человека, который всю жизнь прожил в Петербурге с его дворами-колодцами, увидеть вдруг зеленую траву, детишек, кур, гусей... это было поразительно, конечно.

Поленов много жил в Имоченцах – это было родовым имением родителей, часто ездил в Ольшанку к своей бабушке Вере Николаевне Воейковой, путешествовал в Царское село, которое стало для него родным, и эти детские, может быть юношеские впечатления (он позже сам напишет об этом в воспоминаниях), легли в основу всех его позднейших пейзажей. Т.е. можно предположить, что в момент поиска квартиры, мастерской, московского жилья на Поленова вдруг нахлынули детские ощущения, минутная может быть слабость или наоборот, момент воодушевления, скорее. Сейчас, я полагаю, в поисках такого вот экспириенса Поленову нужно было бы побегать по Москве изрядно. Но действительно, в этом пейзаже, если что и ощущается сразу, без разбега, грубо говоря, то вот как раз это неуловимо детское восприятие мира. И если посмотреть с этой точки зрения, то начинаешь замечать, как подробно выписана трава и эти таинственные деревья, которые ведут в какой-то сад, наполненный, как нам кажется, какой-то необыкновенной жизнь. Не случайно же и ребенок у Поленова повернут в эту сторону, сторону сада.

Перед тем, как выставить картину на передвижной выставке, Поленов дорабатывал пейзаж. И отдавая «Московский дворик» Ивану Николаевичу Крамскому уже с людьми, он писал: «К сожалению, я не имел времени сделать более значительной вещи. Мне хотелось выступить на передвижную с чем-нибудь порядочным. Надеюсь, в будущем заработать потерянное для искусства время».

Здесь необходимо заметить, что он сам не слишком ценил эту свою работу, ведь он себя, если так можно выразиться, позиционировал прежде всего историческим живописцем. Ему и Грабарь говорил, что в нем живут три художника: московский, библейский и пленэрный и Поленов с удовольствием с этим мнением соглашался. Он был удивительно, разносторонне талантлив. Он обладал, по выражению одной исследовательницы абсолютным зрением (по аналогии с абсолютным слухом), был пленэристом от Бога и чувствовал движение воздуха, умел писать сам воздух. И в то же время он был великолепным декоратором. Собственно, с его домашних декораций для мамонтовского театра и началась русская сценография. Пускай это были первые пробы, но то, что именно поленовское декоративное творчество было началом блестящего расцвета русской театральной декорационной живописи, отмечали все, в том числе и Бенуа.

Появление картины в галерее Третьякова было предопределено, поскольку Павел Михайлович уже в 1875 году купил первую картину Поленова, большую картину «Право господина». В это время Поленов был еще пенсионером Академии художеств в Париже. И конечно, с тех пор Третьяков внимательно наблюдал за творчеством молодого художника. Покупка картины «Московский дворик» произошла после того, как Поленов выставил эту картину на шестой передвижной выставке. Это было его первое участие в выставке товарищества передвижников, хотя он уже давно намеревался вступить в это товарищество, и «все симпатии мои, — писал он, — были на стороне общества с самого его возникновения». И Крамской – лидер товарищества тоже очень надеялся на то, что участие Поленова послужит обновлению передвижников, связывал с Поленовым свои надежды на молодых художников. И конечно, такая картина как «Московский дворик» наилучшим образом соответствовала этим надеждам. В Москве выставка передвижников открылась 7 мая 1878 года. И уже 19 мая Поленов сообщил своему учителю, художнику Чистякову о том, что вопрос о покупке картины Третьяковым вполне решен.

И вот этот дворик, населенный карапузами и курами появляется на передвижной выставке, где, в общем-то, такой дидактический смысл всегда выносился в массы и живопись призвана была учить народ. И вот здесь вот вдруг такая бытовая абсолютно ни к чему не призывающая картина. Это было откровение. Это было откровение и для передвижников самих, и Крамской говорил: «Молодец Поленов». И это было как бы такой, одной из граней передвижничества для них, а молодежь видела в этом откровение живописное, прежде всего, красоту живописи. И Остроухов, например, говорил, что его поразили абсолютно тургеневские мотивы в творчестве Поленова. И тут можно, конечно, сразу вспомнить о том, что как Тургенев отмечал Поленова в Париже и посещал его мастерскую, особо выделяя его картину «Ливень». А вариант «Московского дворика» без людей был подарен Поленовым Тургеневу в 1880 году, когда Тургенев приезжал на открытие памятника Пушкину, где Поленов подарил писателю свою картину, а Тургенев подарил художнику «Записки охотника» со своей надписью, которые были особенно любимыми Поленовым — он считал эту книгу бриллиантом русской литературы.

Источник: http://www.tanais.info/art/polenov5more.html 

Напишите, что Вы думаете по этому поводу?

………..

………